Возобновляемая энергетика России через 15 лет

Возобновляемая энергетика России через 15 лет

Сегодня в ТАСС состоялась пресс-конференция «Возобновляемая энергетика России: сегодня и через 15 лет». Как следует из названия, она была посвящена результатам и перспективам развития возобновляемой энергетики в России. И о том, и о другом рассказывали видные представители отрасли: директор Ассоциации развития возобновляемой энергетики (АРВЭ) Алексей Жихарев, руководитель инвестиционного дивизиона возобновляемых источников энергии УК «Роснано» Алишер Каланов и генеральный директор ГК «Хевел» Игорь Шахрай.


В сентябре прошлого года правительство предварительно утвердило параметры второй программы поддержки ВИЭ в период 2025-2035 гг., которая, предполагается, позволит построить где-то 7 ГВт новой генерации, солнечных и ветровых электростанций. За 11 лет. Примерно 630 МВт в год.


Это, если и не мышиная возня, то что-то к тому близкое. Я, конечно, имею в виду объёмы рынка, а не производственную деятельность уважаемых участников пресс-конференции и других их коллег, которая заслуживает похвалы и поощрения.


Нашим компаниям удалось в крайне короткие сроки, в условиях высокой стоимости капитала и микроскопического внутреннего рынка ВИЭ создать новый сектор промышленности с нуля, сформировать новые технологические цепочки внутри страны и уже начать экспортные поставки.


Сотворить новую дееспособную наукоёмкую отрасль на крохотных объёмах внутреннего рынка – это большое достижение. Настолько большое, что всех причастных следовало бы представить к высоким государственным наградам. Сотворили практически чудо. Не бесплатно, конечно, но тем не менее.


Солнечная и ветровая энергетика – это два крупнейших сектора мировой электроэнергетики. Крупнейших – в прямом смысле, то есть самых больших в мире по объёмам ежегодных инвестиций и вводимых мощностей. Эти сектора «обречены» на долгосрочный рост, их доля в мировой энергетике будет расти. И только благодаря участникам пресс-конференции и их коллегам, оставшимся сегодня за кадром, Россия в этих секторах присутствует.


Но вернёмся к объёмам. Российская Федерация обладает очень большой электроэнергетикой. По выработке электроэнергии мы на 4-5 месте в мире. Однако планы развития «новых ВИЭ», так иногда обозначают солнечную и ветровую энергетику, у нас самые низкие в мире (среди всех сколь-нибудь заметных на экономической карте мира стран).

На верхнем графике я для примера показываю несколько стран из разных регионов и континентов, три из которых чрезвычайно богаты сырьём и являются крупными экспортёрами нефти и газа. И сравниваю планы или прогнозы развития солнечной и ветровой (суммарно) энергетики в них на 2030 или 2035 год.


Не знаю, как вы, я вижу здесь несоответствие или, если посмотреть с другой стороны, признак экономического отставания.


Да, Канада (данные взяты из Canada’s Energy Future 2019 – Canada Energy Regulator) опережает нас ненамного, «всего» в два раза по планам развития солнца и ветра, но нужно учитывать, что население Канады почти в 4 раза меньше нашего, и ГЭС вырабатывают там примерно 60% электричества.


Саудовская Аравия уже к 2030 году собирается ввести 56 ГВт солнечных и ветровых электростанций, в 4 раза больше, чем мы думаем построить к 2035. Да, Саудовская Аравия – солнечная страна, но и ветровых электростанций они собираются ввести 16 ГВт до 2030 года…
Показательных сравнительных примеров можно приводить много. Скажем, установленная мощность ветроэнергетики Бразилии (15,4 ГВт) уже сегодня значительно превышает наши прогнозно-плановые цифры развития и солнечной, и ветровой энергетики на 2035 год [для справки: в России самый высокий в мире ветроэнергетический потенциал].


Кто-то скажет, что у всех свой путь. Кому-то нужно, кому-то нет. Однако мы видим довольно странную особость. Нужно всем, а не нужно нам и еще нескольким государствам поменьше с полуразрушенной или отсутствующей экономикой. [На вопрос, «зачем нам развивать ВИЭ?» подробный ответ дан в статье, которая так и называется: «Зачем и почему в мире развиваются солнечная и ветровая энергетика»].


Почему происходит такое? Отвечу прямо и грубо, зато кратко. Дело, конечно, не (только) в отсутствии «климатической повестки» (ну какая климатическая повестка у Саудовской Аравии?). Дело в ущербной экономической (и социальной) политике, не нацеленной на технологическое развитие и экономический рост, ведущей к технологической отсталости, в том числе в энергетическом секторе, росту и накоплению экологического и климатического ущерба (см., например, отечественные угольные НДТ в сравнении с европейскими и китайскими).
Что делать? Корректировать эту политику. России остро нужна диверсификация экономики, создание новых производств за пределами сырьевого сектора. ВИЭ – это как раз и есть несырьевой бизнес с понятным потенциалом, национальным и глобальным. Создание внутреннего рынка ВИЭ – это вовсе не «дополнительная нагрузка на экономику». Напротив, это добавление, рост. У вас чего-то не было — теперь это есть (новые производства, рабочие места, новый экспорт продукции и услуг). Это создание инновационной отрасли высокой степени передела, да, в том числе и за счет отраслей низкой степени передела.


С учётом размеров российской экономики и энергетики объёмы внутреннего рынка ВИЭ вполне могут быть в несколько раз больше.


Удивительно, при нынешних карликовых объёмах Минпромторг нацелен на дальнейшее усиление требований локализации производства оборудования, которые у нас и без того уникально высоки по мировым рынкам. Политика локализации нужна, но также нужно знать меру.

https://renen.ru

21:35
130
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Этот сайт использует cookies. Продолжая работу с сайтом, Вы выражаете своё согласие на обработку Ваших персональных данных с использованием интернет-сервиса Google Analytics и Yandex Metrica. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера.