Денис Буцаев: мы создаем экономическую отрасль и новые рабочие места

Денис Буцаев: мы создаем экономическую отрасль и новые рабочие места

Ко Дню эколога Российский экологический оператор (РЭО) подвел промежуточные итоги реформы обращения с твердыми коммунальными отходами (ТКО), стартовавшей в 2019 году. Сейчас в России действуют свыше 180 региональных операторов, которые занимаются вывозом мусора; обрабатывается 43,3% коммунальных отходов, доля захоронения отходов на полигонах снижена на 27%. Цель реформы к 2030-му — сортировка 100% объема ТКО и снижение на 50% отходов, которые направляются на полигоны. Подробнее о промежуточных результатах «мусорной» реформы, о том, как убедить граждан вести раздельный сбор отходов, как привлекать в экологию волонтеров, и что будет с отраслью обращения с ТКО в новых экономических условиях, рассказал РИА Новости на полях ПМЭФ генеральный директор РЭО Денис Буцаев. Беседовал Павел Зюзин.

– Российский экологический оператор выступает партнером юбилейного 25-го Петербургского международного экономического форума. Что подразумевает такое партнерство?

– ППК РЭО уже третий год является экологическим партнером ПМЭФ. Для нас это и большая честь, и большая ответственность. Мы организуем раздельный сбор на всех площадках. После этого собранные отходы увозятся на объекты сортировки в Ленинградской области. Там мы отбираем все полезные фракции и изготавливаем из них интересные вещи, например, определенные элементы обустройства лавочек, плитки, а из переработанного стекла производятся, в том числе, стеклянные бутылки.

– Главный аргумент противников раздельного сбора отходов – «мусор все равно вывозят в одном мусоровозе». Фиксируются ли где-то такие случаи до сих пор?

– Вы знаете, есть такое понятие «страшилки нашего двора». Кто-то рассказывает о привидениях, живущих в подворотнях, или еще о каких-то сверхъестественных событиях, произошедших в конкретном месте. Да, действительно, мы были свидетелями такой проблемы на начальных этапах реформы, когда технология, связанная с вывозом и обработкой отходов, соблюдалась не полностью. Однако в настоящий момент участникам рынка экономически невыгодно сваливать уже отсортированные отходы в один контейнер, просто потому, что они получают прибыль от деятельности, связанной с переработкой отходов и продажей вторичных материальных ресурсов. Исходя из этого, я могу подтвердить, что сейчас мы не фиксируем фактов некорректного вывоза из мест, где происходит раздельный сбор мусора.

– Получается, все проблемы с раздельным вывозом мусора решены?

– Мы фиксируем проблемы, связанные с очередностью вывоза отходов, фиксируем проблемы, связанные иногда с перегрузкой конкретных контейнерных площадок. Причем, такой перегруз не всегда происходит по вине несвоевременного вывоза, иногда это связано с проведением тех или иных мероприятий, о которых региональные операторы не были уведомлены, и к которым не смогли соответственным образом подготовиться. Однако мы научились очень быстро реагировать на эти сигналы. У нас есть система «РЭО Радар», которая каждую неделю фиксирует около 500 обращений. Эти обращения обрабатываются нами совместно с региональными операторами и регионами. В подавляющем большинстве случаев ситуация исправляется в течение трех дней.

– Как убедить граждан, что раздельный сбор отходов – это не напрасный труд?

– Все очень просто. Если каждый гражданин проедет мимо свалки в своем населенном пункте и посмотрит на темпы прироста объема отходов, то, на мой взгляд, вывод будет очевидным. Все, что вы не отсортировали, с высокой долей вероятности попадет на полигон. Все, что вы отсортировали, с такой же высокой степенью вероятности будет переработано, и из этого получится новый вид продукта.

– Сроки реализации многих экологических проектов сейчас переносятся. Что будет с отраслью обращения с ТКО в новых экономических условиях?

– Ничего не произойдет плохого. Мы полностью выполним показатели и 2024, и 2030 годов в те сроки, и в тех объемах, которые были поставлены перед нами и правительством, и президентом. Отрасль достаточно успешно импортозаместилась, у нас есть достаточное количество финансовых ресурсов. Самое главное, что наша отрасль создает новую экономическую отрасль, а с ней – новые рабочие места, заработные платы, отчисления в социальные фонды и налоги. В настоящий момент в отрасли обращения с ТКО уже создано около 37 тысяч рабочих мест, и каждый год платится налогов на 20 миллиардов рублей. Поэтому в этом отношении востребованность реформы в сфере обращения с ТКО и работы с отходами в целом является наиболее актуальной, чем когда-либо.

– Недавно вы презентовали цифровую экосистему России, которая обеспечит взаимодействие между участниками отрасли обращения с отходами. РЭО уже заключил договоренность о передаче данных по движению мусоровозов с рядом регионов. Для чего это нужно?

– Это только часть большой работы, связанной с тем, чтобы построить прозрачную систему, связанную с контролем над отходами с момента, когда они образуются на контейнерных площадках, до момента, когда они уходят либо на переработку, либо на места размещения «хвостов» (неперерабатываемые отходы – ред.). Их отправляют на захоронение или сжигание. Исходя из этого, нам нужно оснастить датчиками (в том числе, датчиками ГЛОНАСС) контейнеры и мусоровозы, чтобы мы могли прослеживать движения мусоровозов по маршруту и корректировать его в случае необходимости – как на этапе сортировки, так и на этапе утилизации. Все в целом позволит создать систему, при которой мы будем на каждом этапе видеть объемы образования и следить за тем, какой отход откуда попал, и во что он превратился. В настоящий момент на территории нескольких субъектов идет первый эксперимент с оснащением датчиками контейнерных баков и мусоровозов. Их мы подключили уже несколько тысяч. Это достаточно много, исходя их того, что всего их у нас около 16 тысяч. Мы сейчас вышли на 10% планку по отслеживаемости маршрутов мусоровозов и оснастили датчиками несколько тысяч контейнеров. Этот показатель недостаточно высокий, но мы с коллегами активно работаем над увеличением темпов. Кроме того, мы намерены подсоединить к нашей информационной системе полигоны, утилизаторов и обработчиков отходов.

– Поясните, как работает система. Что происходит в случае фиксации нарушения?

– Если система фиксирует нарушение, мы связываемся с региональным оператором. Если он не может назвать причину, мы отмечаем нарушение условий работы регионального оператора и сообщаем об этом региону, который имеет с оператором соответствующие соглашения. В случае, если таких фактов будет несколько, условно – три и более, регион может поставить вопрос некорректной работы регионального оператора, а это основание, в том числе, и для расторжения соглашения. Так что ответственность здесь самая серьезная.

– Недавно РЭО назвал регионы, ставшие аутсайдерами в части реализации реформы обращения с ТКО. Среди них Алтайский и Забайкальский края, Республики Карелия, Северная Осетия, Амурская область. В чем причина таких результатов?

– Основная причина – отсутствие инфраструктуры. Регионами не сделаны шаги по созданию планомерной системы как обработки, так и утилизации.

– РЭО будет как-то помогать этим регионам?

– Если говорить относительно способов исправления ситуации, то они опять же связаны с проектами, инвестиционными в том числе, по строительству соответствующих объектов инфраструктуры, которые будут позволять регионам выполнять показатели федерального проекта. В частности, мы можем сказать, что в Карелии есть концессионное соглашение, реализацию которого мы готовы поддержать, если регион выйдет с соответствующей инициативой. Если говорить про Алтайский край, то там мы собираемся реализовывать крупнейший инвестиционный проект строительства комплекса по переработке отходов на 600 тысяч тонн. Это позволит региону достичь показателя 2030 года. Общий объем инвестиций оценивается до 8 миллиардов рублей. В Забайкальском крае мы реализуем крупный инвестиционный проект по строительству комплекса по переработке отходов стоимостью около 4,5 миллиарда рублей.

– Насколько сильно результаты реализации реформы в Москве отличаются от региональных?

– Я бы не сказал, что есть существенная разница между столицей и другими регионами. Я бы сказал, что есть безусловные различия между крупными, средними и малыми населенными пунктами. Это разница и в объемах образования отходов, и в морфологии, то есть в содержании отходов, и в способах их обработки и утилизации. В высоко урбанизированных территориях есть также проблема с размещением объектов по обработке и утилизации отходов просто потому, что люди живут достаточно плотно. Разместить такой непростой объект возможно не во всех местах по санитарным и иным нормативам. Кроме того, не каждый житель ратует за размещение подобного объекта, хотя технологически указанные объекты совершенно безопасны.

– А как дела обстоят в удаленных и труднодоступных регионах?

– Если мы говорим относительно регионов, где среднее транспортное плечо от объектов образования к объектам утилизации составляет 300 и более километров, то явно там нужно находить новые технологические решения. В настоящий момент мы такими технологии регионы снабжаем. Мы подготовили целую библиотеку типовых проектов, которые регион может бесплатно включить от ППК РЭО и сэкономить как в деньгах, так и в сроках проектирования и внедрения технологии.

– Большой резонанс в начале этого года вызвал «мусорный коллапс» в Санкт-Петербурге. Скандал разгорелся до федерального уровня после выхода клипа группы «Ленинград» на эту тему. Что стало его причиной?

– Это была детская проблема начального периода, она существовала по всей стране в 2019 году, когда все регионы начали переходить на новую систему обращения. Для городов федерального значения – Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя – были даны отсрочки на три года. Санкт-Петербург, согласно отсрочке, выбрал регионального оператора и запустил работу в начале 2022 года. Естественно, новому хозяйствующему субъекту было непросто войти в достаточно большой город со своими мусоровозами, своими объектами обработки и утилизации. На начальном этапе у коллег были проблемы, и жители города жаловались совершенно справедливо.

– Как сейчас обстоят дела с вывозом мусора в северной столице?

– В настоящий момент критическая масса проблем убрана. Остаются, тем не менее, сложности, но Невский экологический оператор достаточно планомерно их решает. Для того, чтобы помочь оператору, мы подписали здесь, на ПМЭФ, соглашение по финансированию трех объектов по обработке, утилизации отходов и размещению «хвостов». Ритмичность выгрузки мусора в Санкт-Петербурге точно улучшилась. Мы уже не видим такого количества обращений от горожан, мы видим, что коллеги достаточно интенсивно ищут места обработки для повышения уровня сортировки. Как я уже сказал, в Санкт-Петербурге такой инфраструктурный объект построить фактически невозможно, однако их можно разместить в соседнем регионе – Ленинградской области. У нас уже есть совместная концепция с Ленинградской областью, которая предусматривает строительство объектов обработки и утилизации совместного пользования на территории субъекта.

– Сезон летних отпусков в самом разгаре. Какие перспективы развития отрасли обращения с отходами в Крыму, где планируется строительство трех мусороперерабатывающих заводов?

– По поручению президента мы запустили программу, которая называется «Крым без мусора». В текущем году происходит проектирование трех больших комплексов, которые обеспечат полностью весь Крым необходимыми мощностями по сортировке и утилизации отходов. Также в перспективе мы планируем вывозить «хвосты» с территории Крыма и, таким образом, сделаем его безупречным и чистым. Проект достаточно большой, объем финансирования уже подтвержден. Первые деньги уйдут в регион в октябре-ноябре текущего года сразу после того, как проектируемые объекты пройдут соответствующие экспертизы.

– В 2022 году РЭО планирует объединить 10 тысяч эковолонтеров со всей страны, которые будут продвигать идеи экологического образа жизни. Какими методами планируется достичь этой цели?

– Достичь этой цели мы сможем в сотрудничестве с нашими, скажем так, стейкхолдерами в направлении волонтерства. Мы запускаем ряд масштабных совместных проектов с Росмолодежью, в том числе, направленных на проведение экофорумов. В этом году они пройдут в нескольких десятках субъектов РФ, а основная площадка будет на Камчатке (Всероссийский молодежный экологический форум «Экосистема. Заповедный край» – ред.). Кроме того, мы с АНО «Россия – страна возможностей» запустили новую программу «Экософия». Это еще одна площадка, на которой все неравнодушные к экологии люди смогут объединиться и вырабатывать решения, связанные с экологически ответственным поведением.

– Каковы промежуточные результаты?

– Результаты неплохие, мы уже объединили около четырех тысяч волонтеров. Кстати, мы их называем нашими партнерами. В более чем 40 субъектах РФ уже проведено несколько сотен различных акций – начиная с акций, связанных со сбором мусора в парках, и заканчивая экскурсиями на объекты сортировки и утилизации отходов. Нам важно показать молодым людям, как это работает в жизни. Сейчас 10 регионов каждый день проводят у себя экскурсии на объекты. Посетителями становятся люди разных возрастов, им демонстрируют наилучшие технологии в отрасли.

https://reo.ru

Регион:
362
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Продолжая использовать данный сайт, вы принимаете условия Пользовательского соглашения, Политики конфиденциальности и даете свое полное согласие на сбор и обработку и распространение персональных данных и файлов cookies. Если вы не согласны с данными условиями вы обязаны покинуть сайт.